ГЛАВНОЕ МЕНЮ
СТАРИННЫЕ КНИГИ
ИССЛЕДОВАНИЯ
АНАЛИТИКА
КОНВОЛЮТ
"ЧИСЛА и ЦИФРЫ". ч.1
(Исследование значения и сути чисел указанных в Священном Писании)

Предисловие.

Когда проводились исследования по теме числа х, ξ и ϛ (именно так оно записано в книге "Апокалипсис"), то первое, что потребовалось, это определиться, что есть "число", а что есть "цифра". Потому как из-за недопонимания разницы между значениями этих двух слов, и происходит путаница в рассуждениях. Но речь, в данной статье, пойдёт не о "числе зверя", а о числах, которые упоминаются в новом Завете.

Для начала, необходимо разграничить понятия слов "число" и "цифра".

ЧИСЛО - грамматическая форма, указывающая на количественное качество определяемого слова, буквы или иного графического элемента. Само слово "ЧИСЛО" не имеет изображения в виде символа или какой-либо иной формы отображения кроме буквенно-слоговой. Поскольку указывает не на конкретное количество, а на свойство предметов подлежать счёту.
ЦИФРА - изображение числа, в виде символа или графического знака, для обозначения точного количества исчисляемых предметов, действий и т.п.

Число, в зависимости от количества определяемых предметов, свойств или действий может быть выражено:
1. В форме слова. Например: "пять" (рус.), "five" (англ.), "fünf" (нем.), "πεντε" (греч.) и т.п. Как видно из примеров, при изменении формы написания, не меняется ни количество, ни суть заложенная в количестве, т.е., в числе "пять".
2. В виде графического элемента или символа(ов). Например: 5, V, Е, 101 и т.п. Соответственно, визуализация (внешний вид) символа зависит и от системы счисления - двоичная, десятичная, шестнадцатеричная и т.д., и от азбуки.
Например: что бы записать факт наличия пяти "предметов", потребуется составить следующее выражение - пять "предметов". Где слово "пять" - есть ЧИСЛО, записанное в форме слова, указывающего на наличие чело-либо в количестве пяти (предметов, действий и т.п.).
В символьной форме записи, такое количество предметов может выглядеть как: 5 "предметов", V "предметов", Е "предметов", 101 "предметов" и т.п. В данном случае, одно и тоже количество, имеет собственное символьное обозначение.
(В случаях, когда для обозначения чисел используются буквы алфавита, то для указания, что данная буква является именно ЧИСЛОМ, использовались специальные знаки.)

У разных народов были собственные системы обозначения чисел (количества). И ни в одной из них не было такого понятия как "ноль" (пустота). Поэтому, когда в 13 веке Леонардо Фибоначчи ввёл для обозначения "количества" "арабские" цифры, т.е., специальную форму записи чисел, а также, понятие "ноля", изменилась и система счисления. Она стала десятеричной.
После таких изменений в способе записи чисел, в виде самостоятельных графических символов (знаков) и с переходом на десятеричную систему, смысл слов "число" и "цифра" полностью исказились.
Таким образом, запись числа с помощью "арабских" символов (цифр), особенно с использованием цифры "ноль", (а он присутствует во всех числах, обозначающих количество предметов больше 9-ти) никакого скрытого или иного прочего смысла не несёт.

Самым ярким примером ложного (бесовского) толкования значения чисел является "наука" нумерология. Самый яркий пример такого цифрового беснования является "толкование" числа "зверя" из книги "Апокалипсис".
Речь в книге идёт о ЧИСЛЕ, а значит о количестве, т.е., о внутреннем, духовном смысле, а не о ЦИФРЕ, которая есть визуальная форма, отождествляемая исключительно с внешней формой без учёта смысла и сути самого числа как некоторого количества.

В силу того, что произошло смешение понятий "число" и "цифра", число "зверя" х, ξ и ϛ из книги "Апокалипсис", стало изображаться как 666. Однако, к самому числу (количеству), данная форма записи имеет отношение всего лишь как способ записи. При чём ошибочный, с точки зрения понятия слова "число".
Как уже говорил ранее, в такой форме присутствует ноль, т.е., пустота - 600 и 60. И такая "пустота" как раз и позволяет проводить разного математические операции и действия с цифрами, поскольку действия эти проводятся не над числом (количеством), а над графическими символами.

Таким образом, для того, что бы понять суть чисел, записанных в Новом Завете и суметь растолковать их значение, требуется обратить внимание на количество (которое они определяют), а не на форму и вид или форму записи этого количества.

О пяти хлебах и о двух рыбах.

Евангелие от Матфея. ("Евангелие". Тетрадь пергаментная. Конец 14 века.)
Приступиша к Нему ученици Его глаголюще. Пусто мѣсто и година уже мину. Отпусти народы да шедше въ веси окрестныя купять брашна собѣ. Иисусъ же рече имъ, нетребують отити. Дадите имъ вы ѩсти. Они же глаголаша Ему, не имамы зде. Токмо пять хлѣбъ и двѣ рыбѣ. Он же рече. Принесѣте Ми ѩ сѣмо. И повелѣ народомъ възлещи на травѣ. Приемь пѧть хлѣбовъ и обѣ рыбѣ. Възревъ на небо Благослови, и преломивъ дасть ученикомъ хлѣбы. Ученицы же народомъ. И ѩша вси и насытишася. И взяша избытъкы и укрухъ дванадесять коша исполнь. Ѩдущихъ же бѣ мужнии яко пѧть тысѧщь. Развѣ женъ и дѣтии.

Евангелие от Матфея. (14:17-21). Синодальный перевод:
Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.
Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.
Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.
Он сказал: принесите их Мне сюда.
И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.
И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных;
а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

Евангелие от Марка. ("Евангелие". Тетрадь пергаментная. Конец 14 века.)
Приступльше к Нему ученици Его глаголаша. Яко пусто есть мѣсто и уже година многа. Отпусти ихъ да шедъше въ окрестныхъ селѣхъ и весехъ купять себѣ хлѣбы. Не имуть бо что ѩсти. Онъ же отвещавъ рече имъ дадите имъ вы ѩсти. И глаголаша Ему да шедше купимъ ѩсти. Онъ же рече имъ колико хлѣбъ имате. Идѣте и видить. И увѣдѣвше глаголаша Е (5) и двѣ рыбѣ. И повелѣ имъ вся посадити насподы на споды. И на травѣ зеленѣ. И възлегоша налѣхы налѣхы по Р. (100) и. Н. (50) И приѣмъ Е (5) хлѣбъ и двѣ рыбѣ. И възрѣвъ на небо, Благослови. И преломивъ хлѣбы и даше ученикомъ Своимъ. Да полагають предъними и обѣ рыбѣ раздѣли всѣмъ и ѩша вси и насытишася. И взяша укроухъ ВI (12) коша исполнь. И от рыбу. Бяше же ѩдъшихъ хлѣбы ҂Е (5000) мужий.

Евангелие от Марка. (6:35-44). Синодальный перевод:
И как времени прошло много, ученики Его, приступив к Нему, говорят: место здесь пустынное, а времени уже много, --
отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и купили себе хлеба, ибо им нечего есть.
Он сказал им в ответ: вы дайте им есть. И сказали Ему: разве нам пойти купить хлеба динариев на двести и дать им есть?
Но Он спросил их: сколько у вас хлебов? пойдите, посмотрите. Они, узнав, сказали: пять хлебов и две рыбы.
Тогда повелел им рассадить всех отделениями на зеленой траве.
И сели рядами, по сто и по пятидесяти.
Он взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех.
И ели все, и насытились.
И набрали кусков хлеба и остатков от рыб двенадцать полных коробов.
Было же евших хлебы около пяти тысяч мужей.

Евангелие от Луки. ("Евангелие". Тетрадь пергаментная. Конец 14 века.)
Приступлеше же обанадесять (12 учеников) рекоша Ему. Отпусти народы. Да шедше во окрестная веси и села витають и обрящють брашно яко здѣ въ пустѣмъ мѣстѣ есмы: Рече же к нимъ, дадите имъ вы ѩсти. Они же рѣша. нѣсть у насъ вѧще, токмо пѧть хлѣбъ и рыбы двѣ. Аще убо не шедше мы. Купимъ во вся люди сия брашна. Бѣху бо мужий яко пѧть тысящь. Рече же ко ученикомъ своимъ, посадите ихъ на купы по пятидесять. И сотвориша тако. И посадиша ихъ вся. Приимже пять хлѣбъ, и преломи, и даяше ученикомъ предъложити народу. И ѧдоша и насытишася вси. И взяша избывшая имъ укрухы коша дванадесять.
(Витание - постоялый двор, гостиница, квартира.)

Евангелие от Луки. (9:12-17). Синодальный перевод:
День же начал склоняться к вечеру. И, приступив к Нему, двенадцать говорили Ему: отпусти народ, чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали пищи; потому что мы здесь в пустом месте.
Но Он сказал им: вы дайте им есть. Они сказали: у нас нет более пяти хлебов и двух рыб; разве нам пойти купить пищи для всех сих людей?
Ибо их было около пяти тысяч человек. Но Он сказал ученикам Своим: рассадите их рядами по пятидесяти.
И сделали так, и рассадили всех.
Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу.
И ели, и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов.

Евангелие от Иоанна. ("Евангелие". Тетрадь пергаментная. Конец 14 века.)
Възведъ убо Иисусъ очи и видѣ яко много народъ грядеть к Нему. Глагола к Филиппу, чимъ купимъ хлѣбы да ѩдѣть сии. Се же глаголаше искушая его. Самъ бо вѣдѧше что хощеть створити. Отвеща Ему Филиппъ двѣмастома пѣнязь хлѣбъ не довлѣеть имъ. Да кождо ихъ мало что прииметь. Глагола Ему единъ от ученикъ Его, Андрея братъ Симона Петра. Есть отрочищь зде единъ иже имать пѧть хлѣбъ ѩченъ, и двѣ рыбѣ. Носи что суть въселико, рече же Иисусъ, створите человекы възлещи. Бѣ же трава многа на мѣстѣ възлеже убо мужий числомъ яко пѧть тысящь. Приятъ же хлѣбы Иисусъ и хвалу въздавъ подасть ученикомъ учици же възлежащимъ. Тако же и от рыбу ели кто хотяху. И яко же насытишася. Глагола ученикомъ Своимъ, зберете избыткы укрухъ. Да не погибнетъ ничтоже. Собраша же и исполниша ВI (12) кошлоу крухъ от пѧти хлѣбъ ѩчныхъ иже избыша ѩдшимъ.

Евангелие от Иоанна. (6:5-13). Синодальный перевод:
Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить?
Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать.
Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу.
Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему:
здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?
Иисус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак возлегло людей числом около пяти тысяч.
Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел.
И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало.
И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели.

Прежде чем дать объяснение значений чисел, указанных в приведённых текстах из Евангелий следует сказать, что в христианстве уже есть толкования сути чисел высказанные святителями и святыми при объяснении тех или иных событий, записанных в Новом Завете. Приведу, в качестве примера, лишь несколько из них, для того что бы, был понятен ход объяснения сути чисел из приведённых текстов.

Например:
Число "один" - объясняется как число Бога. Один - как начало всего сущего. Начало всех начал с которого всё начинает быть.
Число "десять" - Слово Божее. Это первое совершенное число, поскольку десятикратно имеет усиление по отношению с числу "один". Более того, в иудейской традиции, число "десять" заключало в себе 10 имён Бога, то есть 10 слов - совершенное количество.
Число "сто" - второе совершенное число. Имеет значение полноты, поскольку включает в себя и число "один" в значении стократ и число "десять" в десятикратном значении (усилении). Соответственно, число "сто" является числом церкви, поскольку имеет в себе число Бога, Слово Его и собранных во Имя Его и за Слово Его.
Число "тысяча" - третье совершенное число. Имеет значение абсолютной, то есть необходимой и достаточной полноты, поскольку десятикрат усилено от числа "сто".
(Все числа приведены прописью для того что бы, обратить внимание именно на количественную характеристику, а не на символьное (графическое) обозначение.)

Повествование о накормленных пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек, кроме явления чуда, имеет более духовный смысл, а не только лишь видимое действо.
"Пять хлебов" - символ Нового Завета, который соединяет в себе проповеди Христовы - "один" и Евангелия - "четыре". Итого получаем количество - "пять".
Есть так же предположения, что под "пятью хлебами" следует понимать "Пятикнижие" Моисея, но такое толкование вероятнее всего ошибочное, поскольку пришёл дать Новый Завет, а не объяснять и наставлять о соблюдении Ветхого.
В качестве дополнительного утверждения о том, что под "пятью хлебами" следует понимать именно Новый Завет, говорит количество рыб, поданных вместе с хлебом, страждущим. "Две рыбы" символизируют, во-первых: Христа, как Богочеловека, т.е., имеющего двойственное единство, и во-вторых: Бога Отца и Бога Сына. Третьей рыбы пока нет, поскольку ещё не наступило время для сошествия Духа Святаго на Апостолов.

И такое единство "пяти хлебов" - Слова Христова устного и Слова Христова, которое будет записано в Евангелиях и "двух рыб" - указывает на самое начало собрания верующих в Бога в единую Церковь Христову. Церковь, в которой и Слово Божее и Тело Христово, подаваемое в Причастии, есть тот самый "Хлеб", которым будут живопитаться все истинные Христиане.
"Пять тысяч" евших, символизирует совершенное число людей, принявших хлеб (Слово Божее) и насытившихся. То есть тех, кто принял и вошёл единство со Словом Божиим - "пять тысяч" мужей. Тех же, кто по каким-либо причинам смог принять лишь само чудо (видимое действо), но не смог внять Слову Истины, о них же сказано: … кроме женщин и детей… Потому как одни по немощи (женщины), а другие по недопониманию (дети, не готовые принять наставление), не были причислены к тем "пяти тысячам мужей".
(В данном тексте, понятие "муж" определяется не по половому или возрастному признаку - мужчина, женщина или ребёнок, а по насыщению "хлебом". Поскольку, если все, но не все насытились.)
О том, что такое разделение на просто "поевших", и на тех, кто насытился прежде всего духовно, указано в следующем тесте: … И сели рядами, по сто и по пятидесяти… Где "сто" - совершенное число. Число тех, кто стал участником Новозаветной Церкви. А "пятьдесят" - кто только прослушал и поел.

Оставшиеся кусочки хлеба были собраны Апостолами в 12-ть корзин. Здесь под 12-ю "корзинами" подразумеваются 12 апостолов, которые и собрали (вобрали в себя) весь оставшийся "хлеб", что бы потом точно так же "кормить" всех приходящих к ним ради Христа.

(Во второй части рассмотрено чудо о 7-ми хлебах и число 144 000.)

03.02.17

 

О семи хлебах и нескольких рыбках.

Второе чудо, о котором сказано в Евангелии от Матфея и в Евангелии от Марка - чудо о семи хлебах.

Евангелие от Матфея. ("Евангелие". Тетрадь пергаментная. Конец 14 века.)
Призвавъ ученикы своя рече, милосердую о народѣ. Се яко уже дний три присѣдѧтъ Мнѣ и неймутъ что ѩсти. И отпустити ихъ неѩдша нехощю. Да не како ослабѣютъ на пути. И глаголаша Ему ученици Его. Откуду намъ въ пустыни хлѣби толици яко да насытятся толикъ народъ. Глагола им Иисусъ колико хлѣбы имате. Они же рѣша седмь. И мало рыбиць. И повелѣ народамъ възлещи на земли. И приемь седмь хлѣбы и рыбы. Хвалу въздавъ преломи и дасть ученикомъ Своимъ. Ученицї же народомъ. И ѩша вси и насытишася. И взѧша избыткы укроухъ седмь кошниць исполнь. Ѩдших же бяше четыре тысѧща мужий, развѣ женъ и дѣтий.

Евангелие от Матфея. (15:32-38). Синодальный перевод:
Иисус же, призвав учеников Своих, сказал им: жаль Мне народа, что уже три дня находятся при Мне, и нечего им есть; отпустить же их неевшими не хочу, чтобы не ослабели в дороге.
И говорят Ему ученики Его: откуда нам взять в пустыне столько хлебов, чтобы накормить столько народа?
Говорит им Иисус: сколько у вас хлебов? Они же сказали: семь, и немного рыбок.
Тогда велел народу возлечь на землю.
И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим, а ученики народу.
И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков семь корзин полных,
а евших было четыре тысячи человек, кроме женщин и детей.

Евангелие от Марка. ("Евангелие". Тетрадь пергаментная. Конец 14 века.)
Призвавъ Иисусъ ученикы Своя глагола имъ милосердую о народѣ, яко уже три дни присѣдѧть Мнѣ и неймуть что ѩсти. И аще отпущу ихъ не ѩдша в домы своя. Ослабѣють на пути. Мнози бо от нихъ издалеча пришли суть. И отвѣщаша Ему ученицы Его, откуду сихъ възможеть кто здѣ насытити хлѣба в пустыни. И въпроси ихъ, колико имате хлѣбъ. Они же рѣша, седмь и повелѣ народу възлещи на земли. И приемъ седмь хлѣбъ. И хвалу въздавь, преломи. И даѩша ученикомъ Своимъ да предлагаютъ. И предложиша пред народомъ. И имѧху рыбиць мало. И сиѩ Благословивъ рече предложити и ты. И ѩдоша же и насытишася и възѧша избыткы укроухъ седмь кошииць. Бѣху же ѩдшеи яко четыре тысѧща. И отпусти ихъ.

Евангелие от Марка. (8:1-9). Синодальный перевод:
Иисус, призвав учеников Своих, сказал им:
жаль Мне народа, что уже три дня находятся при Мне, и нечего им есть.
Если неевшими отпущу их в домы их, ослабеют в дороге, ибо некоторые из них пришли издалека.
Ученики Его отвечали Ему: откуда мог бы кто взять здесь в пустыне хлебов, чтобы накормить их?
И спросил их: сколько у вас хлебов? Они сказали: семь.
Тогда велел народу возлечь на землю; и, взяв семь хлебов и воздав благодарение, преломил и дал ученикам Своим, чтобы они раздали; и они раздали народу.
Было у них и немного рыбок: благословив, Он велел раздать и их.
И ели, и насытились; и набрали оставшихся кусков семь корзин.
Евших же было около четырех тысяч. И отпустил их.

Как и в повествовании о пяти хлебах, данное чудо так же имеет прежде духовный смысл, а уже потом видимое действо.
Здесь, число "семь" - символ Церкви, означающее Её полноту. Семь светильников миру: …видѣх 7 свѣтилник златых горяща. Посредѣ седми свѣтилникъ, подобенъ Сыну Человечу... (Апок. Сл.1 гл.2: 10), Семь Таинств, совершаемых в Церкви, и т.д.
Единение числа (количества) "семь" и "хлеба" представляется как образ Причастия. И если ранее, пять хлебов означали Новый Завет, Слово Божее, то "семь Хлебов" уже символизируют земную воинствующую Церковь Христову и Спасение миру через Тело (Хлеб) Христово.
Кроме того, здесь говорится уже не о двух рыбах, а о множестве рыбок - символизирующих Духа Святаго, который не в количестве выражается, а в неограниченном (невещественном) присутствии везде и повсюду. И поскольку эти неисчисляемые "рыбки" подаются народу вместе с семью "хлебами", то и совершённое Христом чудо, есть прообраз грядущей Церкви Его и Спасения посредством Причастия.
В подтверждение рассуждения о "семи Хлебах", как о прообразе Церкви Христовой, укажу некоторые различия в двух совершённых Христом чудесах.

В первом действе, ученики предлагали отпустить людей в соседние селения, дабы купить пропитание:
…Отпусти народы да шедше въ веси окрестныя купять брашна собѣ…
…Отпусти ихъ да шедъше въ окрестныхъ селѣхъ и весехъ купять себѣ хлѣбы…
…Отпусти народы. Да шедше во окрестная веси и села…
…Отвеща Ему Филиппъ двѣмастома пѣнязь хлѣбъ не довлѣеть имъ…

Во втором действе, Христос объявляет о том, что прежде чем отправятся люди в путь, домой, надобно их накормить, иначе ослабнут в пути:
Се яко уже дний три присѣдѧтъ Мнѣ и неймутъ что ѩсти. И отпустити ихъ неѩдша нехощю. Да не како ослабѣютъ на пути
милосердую о народѣ, яко уже три дни присѣдѧть Мнѣ и неймуть что ѩсти. И аще отпущу ихъ не ѩдша в домы своя. Ослабѣють на пути

Из сравнения можно понять, что преломление Пяти Хлебов символизирует приход Христа к гибнущим овцам дома Израиля - проповедь Нового Завета. Потому то и спрашивают ученики, можно ли отпустить народ в соседние селения за пропитанием. То есть поступают по-старому, земному пониманию. Поскольку ещё пока нет у народа ни образа в сердце, ни понятия умного о Церкви Христовой. А значит и сами они, народы, пока ещё крепко привязаны к своему "старому" дому.
А вот уже чудо преломления Семи Хлебов подано для тех, кто идёт по пути обретения Христа, Слова Его и Церкви Его. И что бы на пути сем не ослабеть, Господь и подаёт такое чудо, которое и духом и образом поможет идущему.

И собрано было остатков - семь корзин. Семь кошиц. Само же слово кошъ (кошь) имеет значение - коробъ, корзина. А по закону Моисееву, обещавщийся Господу, приносил при разрешении обета кошъ опресноков от муки пшеничной. Поэтому, образ семь корзин, вместивших остатки Хлебов, есть образ семи Церквей Нового Завета.
И в этот раз ядущих было четыре тысячи мужей. Где число "четыре" символ четырёх сторон света. Поскольку со всего света, со всех концов мира будут стекаться люди ко Христу и присоединяться к Церкви Его. И число "тысяча", как совершенное, указывает, что тех, кто придёт ко Христу, есть совершенное количество, т.е., все страждущие и ищущие Христа, будут приходить к Нему со всех концов света и будут наполнять то самое совершенное число - "четыре тысячи ядущих мужей". Кроме женщин и детей, то есть тех, кто по каким-либо причинам не сможет войти в совершенное число "четыре тысячи". Одни по немощи (женщины), а другие по прельщению (избалованные дети, не желающие принять Слово Истины).

Почитаемое число 144 000.

В книге Евангелиста Иоанна Богослова - "Откровение", несколько раз упоминается число "сто сорок четыре тысячи". Запись его "арабскими" цифрами (символами) будет выглядеть следующим образом -144 000. В древних, церковно-славянских книгах его записывали следующим образом - ҂Р. ҂М. ҂Д. (Иногда и полным словосочетанием.)
Привожу две формы записи одного и тоже числа, дабы бы ещё раз подчеркнуть, что символьная или знаковая форма записи числа имеет отношения только лишь к количеству на которое указывает число, но не на смысл или суть указанного количества. Таким образом, символьная запись является условным обозначением, зависящим от формы записи, а не от реального или возможного количества чего-либо.

Для примера, рассмотрим способы записи звука [ф]. Что бы его записать символьным способом, могут использоваться разные графические элементы:
1. Ф. - в грамматике русского (кириллического) языка.
2. F. - в грамматике английского языка.
3. В глаголице, звук [ф], имеет вид вытянутого по вертикали прямоугольника, пересеченного горизонтальной чертой с маленькими кружочками на концах.
4. Может так же записываться сочетанием двух буквенных знаков - "PH", например, как в слове "philips", или "pharmacological"
Все приведённые обозначения звука [ф], имеют к нему условное отношение, т.е., обозначают его при соблюдении некоторых условий. Аналогичная ситуация и с записью чисел цифрами. Такая форма записи числа цифровыми символами является условной по отношению к действительному количеству (числу). И потому любые попытки найти в самих цифровых знаках скрытую суть, обязательно приведут к ложным выводам и понятиям.
Если вернуться к числу "сто сорок четыре тысячи", то наиболее точной, краткой записью его будет форма - ҂Р. ҂М. ҂Д (сто тысяч, сорок тысяч и четыре тысячи), а не 144 000, потому что, число "тысяча" несёт в себе не только количественную характеристику, которая в цифровом варианте обозначается пустотой - тремя нолями, но и символический образ.
Кроме совершенного числа - "тысяча", в основе самого числа - "сто сорок четыре тысячи", так же положено глубокое религиозное значение. И таким основанием ему является число (количество) "двенадцать". Поскольку оно, прежде всего, имеет самое прямое отношение к числу учеников Христа.
Есть варианты толкования числа "двенадцать" основанные на математических операциях с однозначными цифрами (не числами, а именно цифрами). Подобные объяснения значения числа "двенадцать" ошибочны, поскольку базируются на цифровой (символьной) категории, а не на числительной (количественной).

(Архимандрит ИАННУАРИЙ (Ивлиев)
Число двенадцать есть произведение трех и четырех. Пришедшее из астрологии, в Библии это число означает народ Божий: 12 колен Израиля, 12 апостолов. Полнота эсхатологического народа Божия обозначается числом 144 000, которое есть 12 х 12 х 1000
https://azbyka.ru/ivliev/chislovaya_simvolika_v_knige_otkroveniya_ioanna-all.shtml

В приведённой цитате сказано, что число "двенадцать" есть результат произведения двух множителей 3 и 4. Такое объяснение смысла числа "двенадцать", совершенно не корректно.
На что именно надо умножить (т.е., произвести некое чудодействие) три яблока, что бы они превратились в двенадцать яблок?
Подобные математические операции возможны только с цифрами, но не с реальными предметами. А поскольку число "двенадцать" обозначает количество учеников Христовых, то кого из них на кого надо "умножить", чтобы получить совершенное количество - 12-ть?
Однако, если к двум яблокам, добавить ещё два яблока, потом ещё одно…

Проходя же близ моря Галилейского, увидел Симона и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы. И сказал им Иисус: идите за Мною
И, пройдя оттуда немного, Он увидел Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, также в лодке починивающих сети; и тотчас призвал их
Проходя, увидел Он Левия Алфеева, сидящего у сбора пошлин, и говорит ему: следуй за Мною
(Ев. Марка. Гл. 1-2)

…то в итоге и получим количество яблок равное двенадцати. А поскольку имеем дело с действительным количеством яблок, а не с их математической формой - цифрой, то и проводить операции умножения и деления яблок самих на себя не можем. Соответственно, количество (число) "двенадцать" содержит в себе только ту суть и смысл, которые определяются именно данным количеством и ни каким другим.
Математическое "разложение" количества на множители и на частное - и есть основа "науки" нумерологии, которая таким образом пытается найти некий тайный смысл или код для управления Вселенной.

И так: число "двенадцать", при объяснении его смысла и сути, не может быть представлено путём проведения математических действий над цифрами. Поскольку это разрушает его истинную полноту и смысл. Единственно возможные действия с числом, как с количеством чего-либо - это сложение (добавление) предметов и вычитание (изъятие) предметов.
Таким образом, действительное число (количество) "сто сорок четыре" получается не путём умножения цифры 12 на саму себя, а простым добавлением (сложением) такого же количества 12-раз. И в этом случае, оно уже имеет свой собственный смысл и символическое значение, отличное от числа "двенадцать".

И слышахъ число запечатлѣнныхъ ҂Р. ҂М. ҂Д. (144 000) Запечатлѣнны от всякого колѣна сыновъ израилевъ… …По сихъ видѣхъ и се народ многъ его же исчести никто же не можетъ. От всякаго языка и колѣна
(Апок. Сл. 3, гл. 19, 20)

И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых… …После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков
(Апок. Гл.7 Синодальный перевод.)

И видѣхъ же се Агнець стояше на горѣ Синайстей и с Ним ҂Р ҂М и ҂Д (144 000) имущи Имя Его, и Имя Отца Его написано на челехъ своихъ.
(Апок. Сл. 13, гл. 39, ст 168)

И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах.
(Апок. Гл.14:1 Синодальный перевод.)

И никто же не можаше навыкнути бѣ ни токмо ҂Р. ҂М. ҂Д. (144 000) искуплени от земля си суть иже со женами не оскверниша себе.
(Апок. Сл. 13, гл. 39, ст. 170)

и никто не мог научиться сей песни, кроме сих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли.
(Апок. Гл.14:3 Синодальный перевод.)

В первой цитате, число "сто сорок четыре" означает не математическое количество запечатленных, а необходимую полноту. От всех колен Израиля, без исключения. И все, кто достоин, будут запечатлены. Ни один род не будет обделён или отвергнут. Истинное же количество неизвестно, поскольку число "тысяча", есть число совершенное и в данном случае указывает, что количество запечатленных сынов Израиля будет именно таким, какое будет необходимо для того что бы, запечатлеть далее и …народ многъ
Другими словами - необходимо запечатлеть такое совершенное число (количество) сынов Израиля (говоря техническим языком - образовать некую критическую массу), через которую станет возможным запечатлеть и остальные народы во всём мире. И поскольку представителей таких "языков" и народов гораздо больше, чем всех сынов Израиля, то и сказано …его же исчести никто же не можетъ
Таким образом, вполне достаточным может оказаться и двенадцати Апостолов, для того, что бы сделать совершенным это самое число - "сто сорок четыре тысячи". Поскольку определение "совершенным" здесь означает, что требуемое или задуманное совершилось.

Во второй цитате, число "сто сорок четыре тысячи", указывает на совершенное число тех, кто будет стоять со Агнцем на горе Синайской. И в это число входят и запечатленные сыны Израиля, и народы многие, то есть истинные Христиане. Коих в действительности гораздо больше чем 144 000. Поскольку речь идёт опять же, о совершенном числе, а не о фиксированном количестве.

В третьей цитате говорится об искупленных от земли (от плотских страстей и желаний). И о них так же сказано, что таковых "сто сорок четыре тысячи". Но это не какое-то фиксированное количество или некая отдельная каста людей, а те же, входящие в число стоящих со Христом на горе Синайской. Те же самые, запечатленные, входящие в совершенное число "сто сорок четыре тысячи".
Во всех приведённых цитатах, число "сто сорок четыре тысячи" является не фактическим количеством, а символическим, означающим необходимую полноту для совершения какого-либо процесса или действия.
Так же, как и с днём Второго Пришествия Христова, о котором сам Иисус сказал, что о числе и дне том никто не ведает, токмо Отец Мой. Поскольку для наступления этого события должно пройти совершенное число и дней, и лет, то есть ровно столько, что бы совершилось, указанное в книге "Откровение", отступление человека от Бога. И процесс этот невозможно обозначить конкретным числом, поскольку человек наделённый свободой воли имеет возможность влиять на ситуацию, а значит и на число дней. И так до самого Второго Пришествия.

(В третьей части рассмотрены числа составляющие образ "зверя")

10.02.17