О ПАДЕНИИ ОТ ПРАВОВЕРИЯ
Греко-восточной церкви

      Вопрос: Восточная церковь когда нарушила правость веры; где были Вселенские Соборы и девять поместных: Когда весь восток, Иерусалим, Афонския горы, Царь град, Александрия, и вообще вся Палестина во многих градах и островах изменили веру; А во второй главе книги о вере написано что греки соблюдают веру целу, яко овцы посреде волков. О том же и в Кирилловой книге на листах 332 (обор) 462 (обор) и 463 написано, (до малаго времени Никонова патриаршества) Покажите доводы хотя исторические, как и когда восток пал;.

      Ответ: Св. Иоанн Златоуст написал: "Неподобает глаголы нагия истязовати, зане многая, имутъ последовати погрешения, ниже речения само о себе испытовати, но разуму внимати пишущаго, ибо в наших речениях, аще не сего примем нрава, и разум истяжем глаголющаго, многия составим ненависти, и вся развращена будут". (В беседе на 17 стих, 1-й главы послан. Галатом.)
      Посему убо и мы, для ответа на вопрос ваш, за нуждное почитаем как должно внять разум написавшаго, что "греки соблюдают веру целу, яко овцы посреди волков". Известно любознательным, что вся книга о вере написана во отражение папскаго нападения на Малороссию чрез посредничество возникшей тогда унии: при таких то обстоятельствах, списатель оный на победу врагов своих, принял такой оборот, чтобы восхвалить на сколько его совести не предосудительно Восточную церковь; и к сему в ряд поставить известные ему Западной церкви пороки. А что действительно он держался таковаго разума, доказывается тем, что он не упомянул ни одного из безпорядков происходивших в Восточной церкви, как будто бы там противнаго Святым Правилам никогда и небывало. Но в писаниях подобнаго рода допускаются и преувеличения, не выходящия из границ правдоподобия, и хотя за всеобдержность таковаго обыкновения, сочинители оных и не предосуждаются, но только не возможно основываться на них, как на исторических известиях, бывших свободными всяких полемических возражений, как ето примечается от следующих показаний:
      Святый исповедник Иларий епископ Пиктавский (примечание: святитель Иларий Пиктавийский 315-367 гг.) попросивши от царя Константия законнаго порядка собору, на разсуждение Святой веры со арианами. И не получив удовлетворения, писал к нему таковое обличение: Время глаголати, ибо уже прейде время молчати, Христа пождем, ибо антихрист власть восприя… …боремся с хитрым гонителем, со врагом лукавым Константием антихристом. Тако на тя вопию Константин, яко же на Нерона глаголал быхъ… лжеши быти тебе христианина, новый еси враг Христов, антихриста предваряеши. Епископство ему же хощеши даеши: вместо добрых злые епископы поставляеши, священников темницам предаеши. (Бароний лето г. 360.)
      Царь Константин и после сего обличения, ни сколько на лучшее не исправился и помер в арианском зловерии. В последствии Св. Григорий Богослов сравнивал смерть его со смертию Иулиана отступника, (примечание: Юлиан отступник 331-363 гг. Римский император из династии Константина. Последний языческий, император Рима.) между прочим написал: "Какое здесь различие между сими обоими царями, один (указуя на Константина) сопровождается всенародными благословеними, торжествами, шествиями, нашими священниками, обрядами, всенощным песнопениями, возжжением светильников, чем мы христиане чтим благочестивое представление, и вынос его становится радостным торжеством растворяемым печалию. Если верить молве, которая достигла слуха многих, то когда тело Константина несли чрез Тавръ во отечественный его город ему соименный и знаменитый, на вершине горъ некоторым слышан был голос силъ ангельских, награда ему за благочестие. Если по видимому он и поколебал правое учение (арианскою ересию), то в сем виновны невежество и зловерие его вельмож, которые уловив душу простую, не утвердившуюся в благочестии и не предвидевшую бездны, влекли его куда хотели, и под видом попечительности возбуждали ревность к злу… …Напротив того и поход Иулианов был безславен, а возвращение его (умершаго) было еще безславне. Какое же ето безславие; его несли скоморохи, шествие сопровождалось неприличными игрищами: пели и плясали, поносили его за отступство (от Христа), за поражение и смерть". (во 2 слове обличительном Иулиану отступнику).
Отсюду становится понятно, что Св. Григорий Богослов был занят такими мыслями, что бы похвалою погребения Константиева, представить слушателям более мерзкою кончину Иулиана отступника, а потому он легко извинял нечестие перваго. Напротив Св. Иларий уготовляяся к мученичеству, обличал нечестие Константина царя, для того, что бы исправить нечестие и деспотизм его, а себе получить страдальческой славы венец.
      Историограф Бароний заметил: "Како не уби его Константин за сия (резко обличительныя) словеса, зело удивляемся, чудеси Божию сие приписующе. Не токмо не уби его, но и на епископство его в Галлию, свободна от изгнания сотворив отосла. Сохрани его Господь Богъ на избавление многих людей от арианства, и на помощь Церкви Святыя".
      Очевидно отзыв святаго Григория Богослова о царе Константине, нельзя принять в смысле исторической справедливости, но должно принять за преувеличенный. Тоже является и в отзыве творца книги о вере вообще о греческих христианах 17 столетия, в виду противоречащих исторических свидетельств и взгляда самого святоотечественной Российской иерархии чиноначальника Иосифа патриарха, благословившаго напечатание помянутой книги о Св. вере и вместе устроившаго нарочитое посольство в греческия населения для личнаго обозрения тамошняго современнаго благочестия, чрез посредство благоискуснаго инока Арсения Суханова,
(об Арсении Суханове можно прочитать по ссылке: http://aksinfos.ru/pagebook/zlatii-biser-0017-0132-arsenii.html)
обнаружившаго разномыслие греков до полемических пререканий.
      Подобно творцу книги о вере и преподобный Иосиф Волоколамский похваляя Российское благочестие написал: "В Русстей земли не только веси и села мнози и несведомии, но и гради мнози суть, иже единаго Пастыря Христа едина овчата суть и единомудрствующе и вси славящее Святую Троицу, еретика же и злочестива нигде же никто видел есть, и так быша 470 лет". (от князя Владимира до преп. Иосифа). В 1 сл. книги просветитель.
Но злочестивии идолослужители и еретики на Руси были. Так по всеобщем Крещении прошло до ста лет, а остаток языческаго нечестия не изкоренился. Деятельною проповедию святителей Леонтия и Исаии просвещен град Ростов. А до них за девяносто лет подвизавшийся преподобный Аврамий в том городе Ростове, данною Апостолом Иоанном Богословом тростию, сокрушил идола велеса. Затем вначале 13 столетия, попечением князя Константина, просвещен город Муром; и уже вначале 15 столетия, проповедию святителя Стефана, просвещен город Пермь.
      Не весма свободна была и наша Российская святоотечественная Церковь от еретических плевел: В степенной книге (1 ст. и грани) засвидетельствовано:
   1. В Киеве диявол прельсти некоего мниха именем Андреяна, иже хулящее вся церковныя законы. Его преосвещенный Леонъ митрополит праведным судом соборне отлучи.
   2. В лета княжения Андрея Боголюбскаго Владимирскаго и Ростовскаго в Ростове епископ Феодор, иже многая злая творящи людем, досады мучительства и грабления, и Пресвятую Богородицу хулящее, его же князь Андрей посла в Киев к митрополиту Константину, иже его праведным судом осуди и отлучи, и градскому суду предаде.
   3. Во дни Петра митрополита воста некто Сентъ еретик, его святый Петр препрев и анафеме предаде.
   4. Во дни святаго Фотия митрополита Московскаго восташа во Пскове раздоротворцы, иже от вселенскаго цареградскаго патриарха и российских архиереев извержены и отлучены быша.
   5. Исидор митрополит Московский (урожденец и воспитанник греческий) на соборе флорентийском с нечестивым папою римским соединися, и всю Россию в сие соединение привлещи покушашеся, но ревностию благочестиваго князя Василия Васильевича обличен и яко волк хищный отгнася.
   6. Во дни преподобнаго Евфросина Псковскаго возмущаше Церковь Божию во Пскове четверочислием славословия аллилуии распоп Иовъ, его же преподобный и богоносный Евросин обличив мотыльным стопом нарече.
      Но все сии возмущения и возмутители ограничиваясь в нескольких личностях, нисколько не повредили и не омрачили светлости всеобщаго отечественнаго благоверия. Корень горести и плевелы нечестия, до их возращения, исторгались благоревнивыми и бодрственными стражами непорочной Христовой Церкви.
      В виду сего преподобный Иосиф Волоколамский, подвизавшийся в 16 столетии против новоявленной ереси жидовствующих, праведно засвидетельствовал о неколебимости в благоверии святоотечественной Российской Церкви. Праведны и слова, что в течении 470 лет еретика и злочестива нигдеже никто видел есть, ведая, что ни кто из сынов света не приникал ни умом ни слухом на обольстительныя фразы зломудрых плевелосеятелей. Отозвался так преподобныйи по преувеличенной чтимости победоносной святоотечественной Церкви, которая по словам песни песней: была поистине яко же "вертоград заключен, источник зепечатленъ" (гл. 4. Ст. 12) Таким отзывом св. Иосиф посрамлял и уничижал современно - смущавшую ересь жидовствующих, которая колебала уже и князей самодержавных, и высший престол российско-церковной иерархии. Такое неблагополучие по отношению к первым воодушевило преподобнаго к написанию "такова еретика или злочестива нигдеже ни кто видел есть".
      Подобно и писатель книги о вере, на обличение мрачных областей папежников и униатов, с преувеличением похвалял благочестие Восточной церкви, которая постоянно была обуреваема от многоразличных еретиков, с первых веков по внешности умиротвореннаго христианства. Еретические превозмущения были поводом к осуществлению Святых Соборов, поместных и Вселенских, число которых в четвертом веке простиралось до восьмидесяти девяти, из которых в церковное законоположение приняты только восемь: два Вселенских и шесть поместных.
      Из происходивших в пятом веке более семидесяти соборов, "по чистоте отцев и правил, равно по силе Вселенскаго единогласия, Церковь приняла для руководства своего только три Собора: два Вселенских и один поместный". (начертание церковной истории изд. 7 Синодальной типографии 1849 г. На страницах 213 и 275)
   Не смотря на соборно-пастырския покровительства спасительнаго благоверия и церковнаго благочиния, еретическия области во всех почти веках перваго тысячелетия, были господственными. Так в начертании церковной истории век четвертый наименован арианским, (изд. 7, 1849 г. На стран. 134) пятый Несторианским, (на стран. 236), шестый Евтихианским, (на стран. 298), седмый Монофелитским, (на стран. 348), восьмый Иконоборным, (на стран 1, 2 отдела) и десятый темным, (на стран. 17).
      Богоносный Ефрем Сирин, живший в 4 в. Заметил: "Реченная знамения вся совершишася, и несть ино ничтоже прочее, токмо соперника нашего, еже есть антихристова слава. Наконец бо Римскаго царства подобает всему совершитися". (В слове 8).
      В том же 4 столетии подвизавшемуся преподобному Пахомию великому, сам Спаситель Христос в явлении мрачнаго рва возвестил падение многих и трудность личнаго спасения соблюдением и творением Пресветлых Божиихъ Заповедей. (Четьи мин. 15 мая).
      В шестом столетии в сокрушении Святых Крестов, во время литийно-молебнаго последования, проявил Богъ церковнаго благочестия колебание и сокрушение, священным же храмом запустение, по изъявлению преподобнаго Феодора Сиксотскаго. (Четии минеи 22 апреля.)
      В лето 754 иерархи Восточной церкви в числе 338 архиереев дерзнули святых икон поклонение и всех иконочтителей предать анафеме. (четьи-мин. 28 ноября).
   Вначале девятаго столетия при священнослужении св. Георгия митрополита, восхищенный невидимою силою Св. Крест под строп церковный и павший на землю, проявил падения от высоты спасительнаго благоверия. (четьи минеи 7 апреля.)
      В том же девятом столетии подвизавшийся преподобный Феодор Студит писал: "Видите, братие святые, отступление, которое должно прежде приити, как говорит Апостол. (2 Солун. Гл.2 ст. 3) Уже пред глазами своими видим предначинания антихристовы". (в 17 письме.)
      В книге историографа Барония засвидетельствовано: "Лето первое по тысячном бяше мiру страшное, ради мучения неких людей утверждающих, яко антихрист приити и кончина мiра скоро по тысячи лет Господних имать быти… В сицевый страх и мнение, можаше ввести людей страшная комета, яже в день новаго лета явися и велие бе земли трясение, и змий некий страшный на небеси показася." (на листе 1072.)
      При исходе перваго тысячелетия произшедшее расторжение религиознаго единства церкви, разделившейся на Восточную и Западную, и разделение закреплено обоюдными проклятиями. Но между тем в истории Иннокентия Фландры засвидетельствовано, что латинщики от тысячи двух сот лет по Христе, власть свою на Коринфъ, Атти, Беотию, Евбею и Фессалийское царство. Венеты (латинщики) купив Крит, владели многими островами Егейскими и Ионическими, частию Пелопонеса или Мореею, Голеспонтом и Фракиею, остальная же часть Пелопонеса, Ахаия и Романия, были уделом одного из вождей латинских. Иерархи в сии места папою поставляемые, принуждали христиан исповедать учение римской церкви.
      Таким образом правоверный хотя оставались в Греции, Александрии, Антиохии и Иерусалиме, но или в неизвестности, или под игом латынян, магометан, несториан, армян и других еретиков. Тогда (только одна) Никея была средоточием и прибежищем правоверных до времен Михаила Палеолога. (век 13. час. 2 издан. 1838 г. На стран. 223.)
(Тексты из трёх старых рукописных книг, в которых говорится о царе Михаиле - царе Константинопольском. http://aksinfos.ru/pagebook/tsar_mihail.html )
      Таковое бедствие продолжалось около 7 лет, ибо по краткому Феатрону, латинщики венециане, взявши царь-град в 1204 году по Рождестве Христовом, владели им пятдесят восемь лет. Только в 1261 г. Михаил Палеолог возвратил в область греческой державы г. Константинополь. (Феатрон 1814 г. Стран. 42)
      В сих 58 летах в Царе-граде поставляемы были патриархи уже изверженным папою римским, как свидетельствуется в том же Феатроне. (на стран. 140 и 149.)
      Потом же Михаил Палеолог хотя и очистил Константинополь от латин, но с другой стороны поступил весьма не доброхвально, замыслив соединить Восточную церковь с Западною, и даже настоятельно требовал сего от своих греческих архиереев. Посему намерению он Михаил со многими греческими архиереями явился на собор, созванный римским папою в 1274 году в г. Лугдуне, иначе именуем Лионе. О сем западные историки так повествуют: Собор Лугдунский 2, вселенский 4 под Григорием Х, в соседении пятисот епископов бысть. На сем соединении поставлено бысть с Михаилом Палеологом кесарем восточным, со Иосифом Константинопольским и прочими греками, в великом множестве иже тогда исхождение Духа Святаго от Отца и Сына прияша, и Символ веры по обыкновению латинов высоким гласом пеша и во всем себе папе покориша. (Феатрон большой на лист. 326.)
      В истории Иннокентия напечатано, что патриарх Иосиф не убоялся заточения, боясь изменить Церкви. (Отделен. 2 на стран. 326.) Тоже подтверждается и в малом Феотроне, что Михаил Палеолог свергошеся с престола за то, что соединение церкви греческой с римскою (о коем тогда трактовано было на соборе Лугдунском 2 1274 года) согласия своего дать ни как не хотел. В 1275 году Иосиф удалился в монастырь на берегу Босфора. От туду царь Михаил Палеолог спустя несколько времени приказал переправить его в Хельский замок. По изгнании Иосифа в 1274 году поставлен патриархом Иоанн ХI прозванием Веккъ, сей соединение церкви греческой с римскою на втором Лугдунском соборе как нибудь установленное одобрив подтвердил и оное защищал. И только по прошествии десяти лет (в 1284 году) Веккъ низвержен с престола Андроником греческим царем, который очень сильно порицал упомянутое соединение церкви Греческой с Римскою на предписанном соборе учиненное: и следуя воле своей и народной, которая не воздала даже и достодолжнаго погребения царю Михаилу Палеологу, за намерение соединить Восточное учение с Западным. Подтвердил правоту Восточных учителей, и на Константинопольском соборе согласился признать Римскую церковь еретическою. (истории Иннокентия, части 2, на стран. 226.)
      От того времене до самаго завладения в 1453 году турками, греческим царством управлял род Палеологов. Все с того рода цари не заботились о благочестивом устроении Церкви Божией, у них то и дело происходили споры и междоусобия из за царскаго престола. А так же и патриархи, поставленные пасти Церковь Божию, часто оставляя надлежащее попечение свое, вмешивались в дела гражданския и поддерживали ту или другую сторону подстрекаемых любоначалием враждебников. В следствие таковаго вмешательства, не редко были изгоняемы с патриарших престолов и вчинялись другие против священных правил. Таким образом в течении 150 лет патриархов в Константинополе до 25 сменилось.
      Наконец когда турки завладев многия греческия области, стали угрожать и самому столичному Константинополю, тогда император Иоанн Палеолог обратился за помощию к римскому папе и за сию помощъ готов был ему пожертвовать православием церкви греческой. Услышав ето папа Евгений 4, весьма охотно соизволил вступить в переговоры с греками, и для сего в 1438 году назначил у себя в западном городе Ферраре быть собору, который потом по случаю открывшейся в Ферраре моровой язвы, был перемещен в г. Флоренцию. И Иоанн Палеолог с патриархом Константинопольским и многими восточными епископами на собор сей прибыл, где начали было дело надлежащим порядком.
      Открылись соборныя суждения и прения с обеих сторон; греки не хотели оставить без обличения никаковых заблуждений латинских, но только сие царю Иоанну Палеологу представлялось совершенно излишним, который только для того сам на собор и явился, чтобы греки, как бы то ни было, но с папою соединились. К чему на Флорентийском соборе он всевозможно уговаривал своих епископов и всячески не согласным угрожал. А папа, на иждивении коего были тогда греческие епископы, начал теснить необходимо нужным содержанием. В следствие чего они епископы возмалодушествовав оставили свои против латинщиков обличения и не смотря (как отозвался в церковной истории Иннокентий) на закон веры и правила седми Вселенских Соборов, признали первенство или власть над церковию своею, и таким образом соединили греческую иерархию с западною. (отдела 2, на стран. 377 и 378.) И сие согласие имели еже Духу Святому от отца и Сына исходити. (больш. Феатрон лист. 308 на обор.)
      На таковое предосудительное соединение непреклонным остался только Марк митрополит Ефесский с весьма немногими, но и тии токмо бежанием с онаго собора себе спасение получиша.
      Прежде окончания сего собора Иосиф патриарх во Флоренции помер. На его место поставлен Митрофан Кизический, так же бывший на Флорентийском соборе, и к соединению церкви греческой с латинскою склонность показавший.
      Народ же и духовенство константинопольское отказались от приобщения с ним Святых Тайн по причине приверженности его к латинам, за что он в Греции многих лишил епископства и поместил других, даже и вне своей епархии. И за ето навлек на себя в 1443 году проклятие трех прочих патриархов. Наконец видя, что царь не хочет ему ни в чем помогать, заболел и в том же году в августе помер. На место же его чрез три года избрали в константинопольскаго патриарха Григория 3, который был до изъятия в 1483 году Царя-града турками.
      Но только и о сем есть известия, что привязанность его к Флорентийскому собору и старание о соединении восточныя церкви с западною возбудили ревность во многих христианех которые и вынудили его с престола удалиться. (Малый Феатрон на стран. 164.)
      По взятии турками Царя-града дела церковные были в ещё большем неустройстве. В церковной истории Иннокентия напечатано: "Магометанское порабощение своею тяжестию обременило иерархию. Хитрость Магомета и любочестие некоторых христианских пастырей, совокупясь взаимно сделали продажным престол патриаршеский.
      Симеон Трапезунтский оклеветав патриарха Марка в платеже тысящи златых за патриаршество, подустил народ к низвержению его: и в то же время послав оную тысящу к султану, купил ею патриаршество. Дионисий удвоением сей цены, с помощью султанской матери, низверг святокупца. Рафаил сверх единовременнаго платежа двух тысячь, обещаясь по стольку же платить каждый год, приобрел патриаршескую кафедру, и хотя нарушением обещания вскоре лишился ея; но между тем подал случай требовать такой же дани от прочих патриархов". (на стран. 378.)
      Да и относительно чистоты веры за нарицательных христиан греческих, от того времени нельзя уже ручаться, потому что в России прилежащей в то время к их благоверию уже возродилось подозрение о нарушимости греческаго православия, доходившее до того, что около 1480 года в архиерейскую присягу внесено было обещание не принимать греков (в России) ни на митрополию, ни на епископския кафедры. (руководство к церков. Истории Знаменскаго 2 издан. В Казане 1871 года стран. 129.)
      Но при сем нужно заметить, что сие подозрение падало не на всю Греческую Церковь, но исключительно на ея иерархов, и то в частности, по поводу многократнаго оказания злопреклонности на латино-римское униатство. Из сказания о принесении чудотворной ризы Спасителя Христа бывшем при 3 патриархе Филарете в 7133 (1633) году, видно, что греческие иерархи и в патриаршее время в нашем отечестве допускались на постоянныя епархиальныя священно послужения. (Четьи минеи 10 июля.) Самый патриарший престол в Российской церкви установлен и утвержден в вечныя роды, по пределу всех четырех вселенских патриархов, как изъявлено в предисловии печатной книги кормчей. При постановлении на патриаршество перваго в России патриарха Иова, был в Москве в 1597 году лично Иеремий Константинопольский патриарх и при постановлении в 1627 году третияго патриарха Филарета, был Феофан Иерусалимский патриарх. Но при этом ни в вере, ни в обрядах никаких заподозрений и пререканий не оказано, и не только сего, но даже Российское благочестие того времени, засвидетельствовано, от помянутого патриарха Иеремия преимущим во всей поднебесной.
      Преподобный Максим Грек живший в половине 16 столетия, о состоянии современных ему соотечественников написал следующее: "Идеже аще во вселенной простреши мысленное око души, тамо всяко обрящеши множащуся и омрачающу тму нечестия христианоборцев измаильтян. Наченшу убо от лет Ираклия царя греческаго, и простерту даже и до сего времени, ей убо и в последущее пребыти хотящу, якоже азъ от Божественных писаний учюм бываю даже и до явления самого богоборца антихриста, еже не зело далече есть, но и при дверех уже стоит, якоже Божественная писания учат нас, явственнее глаголюща: " Приидет отступление прежде, и открыется человек беззакония, сын погибели, противляяйся и превозносяся над всяким глаголемым богом или чтилищем." (2 Солун. Гл. 2 ст. 4.) Отступление же, сиречъ преложение языков от непорочныя и правыя христианския веры на различныя богомерзкия ереси, на христоборное безверие агарян, когда больше нынешняго, чаем видети или слышати;… и проч. (Преп. Максим Грек во 2 слове на богоборца пса Моамефа.)
      Подобно сему и св. патриарх Иремий в грамоте русскому царю Феодору Иоанновичу писал: "Ветхий Рим падеся Аполинариевою ересию, вторый же Рим, иже есть Константинополь, агарянски внуцы от безбожных турок обладаем. Твое же о царю Благочестивый Великое Российское царствие третий Рим благочестием всех превзыде, и вся благочестивая в твое царствие во едино собрашася." (Кормчая перевод. На лист. 15)
      Хотя не сказал патриарх Иеремий о безчинствах церкви греческой, а помянул только о преобладании нечестивых агарян; от деспотизма которых и сам два раза потерпел неправедныя удаления с престола святительскаго, вероятно потому, что бы не вовлечъ в сомнение о греческом благочестии царя Ф. И. Но говоря вся благочестивая в твое царствие в едино собрашася, вполне изъявил оскудение благочестия в греческой церкви, при безпорядках нечестивых правителей, которыя и в последствии не улучшились: ибо не прошло тридцати лет по кончине Иеремии, как был переведён с Александрийскаго на Константинопольское патриаршество Кирил Люкарь еретик (протестант) и его владычественное служение продолжалось около 17 лет, который хотя и был за его еретическое учение извергаем более пяти раз, но к общему удивлению паки без всякаго (в протестантских заблуждениях) раскаяния был возводим на Цареградский патриарший престол.
(Кирилл Лукарис - Патриарх Александрийский 1602-1621 и Константинопольский 1612, 1620-1623, 1623-1633, 1633-1634, 1634-1635, 1637-1638). Обвинён турками в сотрудничестве с Россией и убит.)
      Вот как о сем в кратком Феатроне повествуется: "Кирил прозванием Люкар родом из Крита, с Александрицскаго патриаршаго престола перемещен на Константинопольский старанием голландскаго посла 5 ноября 1621 года. Епископы соблазненные новым учением его протестантства собираются, низлагают его и получают от порты (то-есть турецкаго высшаго правительства) указ повелевающий ему удалиться на Родос. В 1622 году на его место поставлен Григорий Амасийский. Но когда султан послал сего Григория на заточение, то Кирил (Люкар) велел удавить его на дороге. 1623 года после сего возведен на Константинопольский патриарший престол Анфим 2, но спустя три дня после посвящения, он сложил с себя патриарший сан и удалился в Афонский монастырь, где тщетно ожидал четыре тысячи золотых талеров, обещанных ему от Кирила за таковой поступок. По Анфиме Кирил опять снова пробрался на престол, и покусился еще проповедывать новый катехизис протестантства, за что паки от султана Амурата сослан на остров Танедос в 1631 году.
      Потом поставлен патриархом Кирил Берийский, (Кирилл Берийский был личным врагом Кирилла Лукариса и сторонником иезуитов) но в 1633 году низложен собором, а после сего опять Кирил Люкар был возведен на 1 год и 2 месяца и паки низложен. Тут был избран святый Афанасий, но вскоре изгнан и опять Кирил Люкар возстановлен; но в следующий год паки послан на Родос, а Кирил Берийский на патриаршество возстановлен. Но чрез год и сей изгнан, а на место его Неофит поставлен. Но сей только что принял патриаршеское достоинство, скоро сложил оное в пользу Кирила Люкара, котораго возвратить из заточения нашел средство в 1636 году.
      И так Кирил Люкар за протестантское учение был изгоняем из церкви 7, или 8 раз, и столько же возвращаем, окончил жизнь свою, бывши удавлен на берегу Понта Евксинскаго в 1638 году по приказанию султана". (Кратк. Феатрон стр 177-180.)
      Нужно заметить, если извергался Лукар по обличению его еретичества, ето согласно Св. Правил, но странное безчинство является в том, что изверженный многократно возводился на превысочайшее священноначалие и служение по оному при жизни предместников, насилием султанскаго деспотизма упраздненных. Но такое состояние греко-восточной церкви, падает Божие обличение: "Ты соблудила еси с пастырми многими". (Иеремии главы 3)
      При таких злоключениях и вмешательстве ы церковно-иерархическое управление султана-магометанина, уже ли Владычный Святый Дух раболепствуя, влачился за происками любоначалия и святокупства, - причастным был еретику и убийце, начатку мерзости запустения;
      Таковыя обстоятельства греческой церкви для писателя книги о вере, вероятно были неизвестны, он имел въвиду только наследственную светлость непорочнаго и нерастленнаго благочестия христианскаго. Он поверхностно обозревал, что греческие христиане не преклонились к преобладающему магометанскому зловерию; внутренния же неустройства и безчиния церковной иерархии скромными пришельцами скрывались, по чувству почтительности, под спуд безмолвия, доколе непристрастная история не раскрыла всю наготу самохвалов, преобразующихся во апостолы Христовы.
      Посему Россия во времени написания книги о вере, напечатанной за три года до кончины Иосифа 5 Российскаго патриарха, оставалась в том понятии о церкви восточной, какое усвоено ей было посланиями Мелетия патриарха Александрийскаго в книге Кириловой напечатанными. Послания ети получались в той малороссийской стране, в которой пребывал и творец книги о вере, о чем во 2 главе, на листе 29, буквально заявлено.
      Когда о нетвердой самостоятельности Константинопольскаго патриаршаго престола стал доходить слух в Российскую столицу, тогда русские христиане начали воздерживаться от безусловнаго доверия современной церкви грековосточной. Цензуры бывшие при Филарете патриархе, справляя книгу Большой Катихизис, заявили немалое омышление о греческих книгах, как о сем в предисловии древнеписменных катихизисов, между прочим от лица цензуров, или справщиков написано: "Новых переводов греческаго языка и всяких книг не приемлем ю потому, что греки ныне живут в теснотах великих между неверными, и по своих волях печатати им книг не иметь, и для того вводят иныя веры в переводы греческаго языка, что хотят и нам таких новых, новых переводов греческих не надобно, хотя и есть в них что от новаго обычая напечатано, и мы тот новый ввод не приемлем. На сие Лаврентий (сочинитель катихизиса) рече: то де и мы новых переводов книг греческаго языка не приемлем же, искажены де по странах". (на листах 8 и 20).
      Потом бывший в 1645 году в Москве от Константинопольскаго и Александрийскаго патриархов и всего собора митрополитов, архимандритов и игуменов цареградских, посланник Феофан митрополит Палеопатрский, положительнее о сем царю Михаилу Федоровичу подтвердил следущими словами: "Буди ведомо державный и великий царю, что велие есть ныне безсилие во всем роде православных христиан при борении еретиков, потому что имеют папежи и лютори греческую печать и печатают повсядневно богословные книги святых отец, и в тех книгах вмещают лютое зелье поганую ересь, и клеплют святых и богоносных отцев, что будто пишут по их обычаю. И тое есть нестаточно, потому что ныне есть древния книги и Библии харатейныя рукописныя и богословныя святых отец в монастырях во святой горе Афонской и в иных древних монастырях, и по тем Библиям и книгам объявляется их лукавство. (следств. Дело о Арсении в чтении общества любит. Духов. Просв. Москов. Отд. За Июль м. 1881 г. На стран. 75)
      Посему Иосиф патриарх Московский пришедши в сомнение и ненарушимости благочестия в восточной церкви, убедил царя Алексея Михайловича нарочито послать на восток старца Арсения Суханова описать чины церковные, какие он тамо увидит. Отпуская его патриарх обязывал свидетельством Св. Евангелия, а царь страхом смерти, писать во всем сущую правду, без всякой измены.
      Сие поручение исполняя старец Арсений за путешествие свое написал целую книгу, под названием Проскинитарий, в которой описано не мало весма соблазнительных и чуждых сущему благочестию обычаев и действий в греческой церкви. Но Арсений от путешествия своего возвратился уже по кончине патриарха Иосифа, котораго наместник Никон устроился наклонным к тому, чтобы Российскую церковь ввести все новоеллинския церковныя реформы, но усматривая безсилие и безуспешность своих предприятий, на четвертый год своего патриаршества, в 1656 году устроил собор в главенстве патриархов Антиохийскаго Макария, Сербскаго Гавриила, и митрополитов Никейскаго Григория и Молдавскаго Гедеона. Сии то пан-елленисты иерархи, представляли из себя не советников благоразсмотрительных, а законодательных судей, повелительных распорядителей и жестоких карателей. От их господственных уст мирное святорусское отечество, от начала своего Благостию веры освещения, за спасительное двуестественное Исуса Христа в Его крестном знамении образовании, в первый раз уязвлено стрелою анафемы.
      Всероссийский первосвященник Никон патриарх, как будто не изъучась правилу присно творимаго Крестнаго знамения, (орудия хиротонии), обратился лично к вызванным греческим иерархам с вопросом: "Как надлежит слагать персты в знамение креста"; И в ответ на ето, означенные иерархи сперва изустно, а потом и писменно представили ему следующее заявление:
      "Предание прияхом с начала веры от Св. Апостол, и св. отец, и св. Седми Соборов, творити знамение Честнаго креста тремя первыя персты десныя руки, и кто от христиан православных не творит крест тако, …есть еретик и подражатель арменов. И сего ради имамы его отлучена от Отца и Сына и Св. Духа. (История Русск. Раскола Макария стран. 158)
      Вскоре затем праздновался в Москве день православия, и в етот торжественный день патриарх Антиохийский, в соборном храме, в присутствии всех властей церковных, царя, его синклита и множества народа, на вызов патриарха Никона провозгласил таковыя слова:
      "Сими треми первыми великими персты, всякому православному христианину, подобает изображати на себе крестное изображение. А иже кто по Феодоритову писанию и ложному преданию творит, той проклят есть."
      Тоже повторено на нарочитом 23 апреля 1656 г. Соборе, применившем двуперстное знамение к несториевой ереси. (История Макар. На стран. 127, и кн. Протоколов С-петерб. Отдела 2 года на стран. 288 и 289.)
      Так пан-елленисты щедро раздавали гостеприимному нашему отечеству, свои анафемы, в возмездие благотворных пособий, исполняя написанное в 40 псалме: "ядый хлебы Моя возвеличи на Мя пяту."
      Последовавший в 1666 году большой греко-русский собор в 11 своих заседаниях продолжившийся до мая 1666 года, переполнил чашу грозда желчи. Корень горести распространен и преуспел в приговоре соборнаго свитка:
      "Сие наше соборное повеление и завещание… заповедуем и повелеваем всем, неизменно хранити… Аще ли же кто, не послушает от повелеваемых от нас и не покорится святей восточной церкви, и сему освященному собору, или начнет прекословити, и противляться нам: И мы таковаго противника, данною нам властию, от Всесвятаго и Животворящаго Духа. Аще будет от освященнаго чина, извергаем, и обнажаем его всякаго священнодействия и благодати, и проклятию предаем. Аще ли от мiрскаго чина, отлучаем, и чужда сотворяем Отца и Сына и Святаго Духа: И проклятию, и анафеме предаем, яко еретика, и непокорника: И от православнаго всесочленения и стада, и от Церкве Божия отсекаем, яко гниль и непотребен оудъ: дондеже вразумится, и возвратится в правду покаянием. Аще ли кто не вразумится и не возвратится в правду покаянием, и пребудет во упрямстве своем до скончания своего, да будет и по смерти отлучен и не прощен, и часть его и душа со Иудою предателем, и с распеншими Христа жидовы: и со Арием, и с прочими проклятыми еретиками. Железо, камение и древеса да разрушатся, и да растлятся: а той да будет не разрешен и не разрушен, и яко тимпан, во веки веков, аминь." (Соборн. Свиток 13 мая 1666 г. На лист. 8.)
      Таких злояростных словоизвержений не оглашалось в поднебесной, во всех веках мiробытия: не слышал ни Енох, естественнаго закона избранный свидетель, преложенный не видети смерти; ни богоревнивый Илия в писанном законе нечестивой Иезавели обличитель и ся студных и мерзских священников заклатель, неопальный небошественник. Сущие ученики Новозаветной Животворной Благодати, исполняя главизну благовестия любовь от чиста сердца, и совести благия, и веры нелицемерна, (Апостол в зач. 278), таких судов не налагали и на зловерных еретиков. Налагать суды на загробную судбу усопших, не есть ли дело восхищения Суда Божия;
      Св. Иоанн Златоустый патриарх написал: "Идеже кроме любве что содевается, тамо Христос не имать где главы подклонити". (в сл. О покаянии в Маргар. И в соборнике на 4 неделю поста на лист. 420).
      В такой рати греко-русской иерархии разумеем сложное ея от высоты Божией Благодати падение, на которое греко-восточное любоначалие весма часто повторяло свою злопреклонность, как выше по историческим сведениям писано. (на лис. 9, 12 и 17.)
      Продажа и купля патриаршаго первопрестолия, свойственна ли ученикам Исуса Христа мiра Победителя, возвестившаго: "Иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик: Добро есть соль: аще же соль обуяет, чим осолиться; ни в землю, ни в гной потребна есть: вонъ изсыплют ю. Имеяй уши слышати да слышит". (Луки в зач. 77)
      Какого достоинства по благочестию и нраву были иерархи греко-восточной церкви в половине 17 столетия изъявлено любителями дух. Просвещ. Моск. Отдела в чтении следств. Дела о Арсении Суханове в июле 1881 года в следующих словах:
      "Большая часть тогдашних образованных греков учились в западных школах, из которых они иногда выносили и западныя, несогласныя с православием понятия. На самих патриарших восточных престолах сидели иногда такие патриархи, строгое православие которых подвергалось некоторыми сильному сомнению! - Что касается нравственных качеств различных восточных иерархов, то они довольно часто были даже очень не высоки. Самого, например патриарха Паисия народная молва довольно упорно обвиняла в участии в варварском убийстве Константинопольскаго патриарха Парфения, с которым у него была большая недружба. (на стран. 91)
      Такой непорочности и святейшества был председатель греко-русскаго 1666 года собора патриарх Паисий, наименованный папою и судиею вселенной. - Судия загробной судбы усопших.
      Слова свитка: "Во Имени Великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, соборне заповедуем всем нам: архимандритом, и игуменом и всем монахом: протопопом, и старостам поповским, и всем священником местным и не местным. Клириком же, и всякому чину православным христианом, великим и малым, мужем и женам": (лис. 6 на обор.) стончиваются Христова откровения словам: "Сотворит вся малыя и великия, свободныя и работныя, да даст им начертание на десней руце их или на челах их." (гл. 13, стих 16.)
      Следствием греко-русскаго иерархическаго суда во Имени Великаго Бога Иисуса Христа проповеданного, были изнурительные преследования, мучительныя инквизиции и смертныя казни, исторически засвидетельствованныя: "Московское правительство отвечало многочисленными ссылками, казнями: истребляло противников огнем в срубах, отравляло в сырых земляных тюрьмах, рубило головы, по плечи зарывало живых в землю, резало языки, уши, и проч. (кн. Три челобитныя издан. 1862 г.)
      Соборный свиток требовал возвращения в правду покаянием: но где доказательства сущей правды; Прикладно ли духовно-иерархическому собору лжесвидетельствовать; притом во имя Святыя Единосущныя Живоначальныя Троицы Пресвятаго Бога источника Истины! А собор 1666 года, дозволил себе безсрамно лжесвидетельствовать, говоря в укрепление богострастнаго триперстия, что изображение оным Крестнаго знамения, произошло "по древнему преданию Святых Апостолов, и святых отцев." Ето лжесвидетельство в последствии обличено от самих блюстителей соборных новопреданий: В главе книги обличения, и на листе 44 увещания Платона митрополита Московскаго заявлено; что о перстосложении крестн. Знамения, ни где писаннаго предания не обретается. В книге обличения восполнено: "Равно сие знамение изъбражается, аще двема, аще тремя, аще единым перстом, аще целою рукою кто знаменуется." (на листах 29 и 30.)
      Изрядная либеральность и разньство во устах новоучителей; патриарх Антиохийский в 1656 году енергично покровительствуя триперстие, православных двуперстников, (имянно за двуперстие) сознавал еретиками, повинными отлучению от Живоначальныя Троицы, а собор 1666 и 1667 годов приговорил и самое отлучение, утвердить свои предания в неподвижимое законоположение; и не смотря на сие блюстители законоположения, всякий вид сложения и не сложения перстов для Крестнаго знамения сознали равносильными. Но дозволительно ли сие когда бы триперстие происходило действительно от предания Христовых Апостол и нарушители предания по соборному приговору осуждены под извержение, и в часть нечестивых жидов и злейших еретиков.
      В настоящем 19 столетии лжесвидетельство собора 1666 года обличено самими греками в новопечатной книге Кормчей: Во 2 примечании на 91 правило св. Василия великаго напечатано: "Образ Честнаго Креста древние христиане по иному способу сложения руки творили, именно: только двумя перстами руки, средним и указательным, как говорит Петр Дамаскин, живший в 8 веке". (кн. Проток. Любит. Духов. Просвещ. Петерб. Отд. 2 час. На стран. 258)
      При таких обстоятельствах авторитеты собора 1666 г. Добросовестно ли, в своих печатных книгах, старопатриархальное Крестнаго знамения двуперстие охулили жестокословнми порицаниями:
      1. Арианством,
      2. Несторианством,
      3. Македонианством,
      4. Словбожным разделением.
      5. Армянством,
      6. Ариевою пропастию,
      7. Армянским кукишем,
      8. Армянскою ересию,
      9. Адовыми вратами,
      10. Волшебным знамением,
      11. Демоносидением,
      12. чертовым преданием.
      Все сии ругательства произрасли от кореня горести греко-русскаго собора 1666 года, преступно 3 Божией Заповеди от Имени Божия предавшаго свои лжемудрия в законения со лжесвидетельствами, противными 9 Божией Заповеди.
      Премудрый многомученный еллин Никифор архиепископ Астраханский по предложенному вопросу в ответе написал, что сии поношения и ругательства творцами их отнесены на двуперстное сложение. (на странице 340 книги ответов с разрешения правит. Синода в 1854 г. 5 изданием напечатанной).
      В соборном свитке законоположенное именословное перстосложение, по славянским буквам, в 9 столетии образовавшемся, отнюд не могло происходить, ни от самаго Исуса Христа, н от Его Апостолов еврейскаго рода, ни по начертанию букв, ни по имени Мессии.
      Когда же предания собора основаны на вымыслах и лжесвидетельстве; то клятвы и осуждения за неприятие тех новопреданий не повинны ли суду Христова Евангелия: "Блюдите, что слышите: В ню же меру мерите возмерится вам." (Мар. В зач 17.)
      Когда Никон патриарх подвержен был суду греческих иерархов, предъявлены на него 16 обвинительных статей, из которых в восмой написано: "Никон проклинает: важно ли его проклятие"; на сие Паисий Лигарид митрополит Газский отвечал: "клятва подобна молнии, сожжет виновнаго; если же произнесена не подостоинству, то падет на того, кто произнес ее". (История России Соловьева, т. 11 на стр. 318)
      В помянутой синодальной книге ответов Никифора архиепископа Астраханскаго напечатано: "Имя, еже паче всякаго имене, да о Имене Иисусове всяко колено поклонится, небесных и земных, и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисусъ Христосъ в Славу Бога Отца. Имя, кроме котораго несть иного имене под небесем даннаго в человецех, о нем же подобает Спастися нам. Имя, которое составил Богъ их трех слогов, да покажет таинство трех Единосущных Ипостасей, едином Божественном естестве соединенных: и сие - то Имя искушением врага рода человеческаго, предшественники ваши исказить дерзнули, отняв от него един слог, и сделав его чудовищным и ничего незначущим". (на стран. 86 и 87)
      Безстыдная клевета о искажении трисложности Имени Исуса, по старопатриархальному исповеданию, очевидна для всех по более произносимому звательному падежу I-су-се, как напротив в новопреданном I-и-су-се искажено в четыресложность.
      В 1874 году, для учащихся, вторым изданием, напечатана книга летописи преп. Нестора Киевопечерскаго, (почивающаго в нетлении мощей), который по описанию его жизни, знал греческий язык. В етой летописи все многочисленныя начертания спасительнаго Имени односложны Iсусе, Iсуса, Iсусу, и т.п. Самого мученика князя Бориса, (сына равноапостольнаго Владимира), предсмертная молитва, изложена в словах: "Господи Исусе Христе!" (на стран. 81.)
      Известно и то, что разносложность богопреданного Пресвятаго и Святящаго Имени в однородном языке не уместна и противна пророческому предусмотрению: "Будет Господь Един, и Имя Его едино." (Захар. Гл. 14. Ст. 9.)
      Правоты судяй Богъ разсудит на старопатриархальную церковь или на новопатриархальную, падает не лицеприемный Его суд: "Ныне заповедь сия к вам, священницы: аще не услышите, и аще не положите на сердцах ваших, еже дати Славу Имени Моему, глаголет Господь Вседержитель, то послю на вы клятву, и проклену благословение ваше, и оклену е: и разорю благословение ваше, и не будет в вас. (Малахии гл. 2.)

2020.06.02